ря... Ты замети Ищу работу водителем скорой помощи

л? - Уходи отсюда. Твоя дорога не здесь.

И, словно делая огромное усилие, Франсиско добавил: - Это не твой порт... Гигант старик присмирел, опустил голову, и, когда заговорил вновь, голос его доносился будто откуда-то издалека и звучал мольбою: - Позволь мне остаться хоть на две ночи. Я так давно уж... Ливия опередила старого Франсиско, не дав возможности отказать: - Оставайтесь, этот дом ваш. Франсиско взглянул на нее. В глазах его было страдание. - Я устал, я пришел из дальнего далека... - Оставайтесь, сколько хотите, - отозвалась Ливия. - Только две ночи... - Он обернулся к Франсиско: - Не бойся. Потом взглянул на небо, на море, на берег. Угадывалась во всем его существе радость прибытия. Старый моряк ищу работу водителем скорой помощи вернулся к своему берегу. Франсиско сидел на стуле съежившись, зажмурив глаза, морщины его лица словно сомкнулись теснее. Леонсио обернулся к нему еще один только раз, чтоб спросить: - У тебя нет портрета отца? Так как ответа не последовало, некоторое время стояла тишина. Потом гость обернулся к Гуме: - Ты рано ложишься? - Почему вы спрашиваете? - Пойду пройдусь по берегу, ты дверь не затворяй. Я, как вернусь, запру. - Хорошо. Он запахнул плащ, надвинул на лоб капюшон и направился к выходу. Но с порога вернулся, стал перед Ливией, засунул под плащ руку, сдернул со своей широченной груди какую-то медаль и протянул ей: - Возьми, это для тебя. Старый Франсиско после ищу работу водителем скорой помощи ухода гостя сказал еще: - Зачем он пришел? Ты ведь не оставишь его здесь, правда, Ливия? - Расскажите мне эту историю, дядя, - попросил Гума. - Не стоит тревожить мертвецов. Все считали, что он умер. Франсиско снова ушел, и они видели, как он направился к "Звездному маяку". Нынешний день ни один корабль не пристал к гавани, как же приехал Леонсио? И ни один корабль не отплыл нынешней ночью, а тем не менее он не вернулся нынче, и не вернулся уж больше никогда. Медаль, что он подарил Ливии, была золотая и вылита была, казалось, в какой-то дальней-дальней стране и в какое-то давнее-давнее время. Да и сам гигант старик пришел, казалось, из дальнего далека и принадлежал ищу работу водителем скорой помощи другому, давнему времени. Они все-таки пошли в церковь тем вечером. Ливия дорогой спрашивала Гуму, не слыхал ли он что-нибудь обо всей этой истории. Нет, не слыхал, старый Франсиско никогда не упоминал об этом брате... Эсмералды в церкви не было. Наверно, устала ждать и ушла. Гума почувствовал облегчение. Не придется выносить ее взгляды и тайные знаки. Не из-за подобной ли истории Леонсио не может появляться здесь, потеряв свой порт? Моряк теряет свой порт и свою пристань, только если он совершил очень подлый поступок... Эсмералды не было в церкви, пахнущей ладаном. Снаружи была ярмарка, и доктор Филаделфио зарабатывал грошики за своим станком, производящим стихи ищу работу водителем скорой помощи и письма. Какой-то негр пел в кругу зевак: В день, когда я встану рано, не даю мозгам покою... Они вернулись домой. Из-за стены голос Руфино спросил: - Это ты, братишка? - Это мы, да. Пришли. - Праздник уж кончился? - В церкви кончился. Но ярмарка еще шумит. - Ливия, ты видела там Эсмералду? - Нет, не видала, нет. Но мы там только чуточку и побыли. Руфино пробормотал что-то, обиженно и грозно. Гума спросил: - Уладилось с полковником? - Ах, это? Да, мы решили разделить убыток на двоих... Прошло несколько минут. Голос Руфино послышался снова: - Ночь смурная. Похоже, будет буря. Дело серьезное. Гума и Ливия прошли в комнату. Она взглянула на медаль, которую подарил ищу работу водителем скорой помощи арил ей Леонсио. Гума тоже повертел ее в руках - красивая. Из-за стены слышались шаги Руфино. Эсмералда, может быть, сейчас где-нибудь с другим. Она способна на это. Где-нибудь на пляже. Руфино подозревает ее. А вдруг она во всем сознается и расскажет, что Гума тоже был ее любовником? Тогда-то уж будет дело серьезное, как говорит Руфино. Похуже бури. Нет, он не подымет руку на Руфино, не станет с ним драться. Он даст убить себя, ведь Руфино его друг. А Ливия, а сын, что должен родиться, а старый Франсиско? Он станет тогда моряком, потерявшим свой порт... Не вернется уж больше... Даже после смерти... Такими мыслями мучился Гума, пока н