стилась было он Вахтовая работа в сочи

а перед дверьми кабачка Консунсино. Но в

от колымага свернула в сторону, и в ушах зазвенело эхо, расплескавшись звякающими кругами от железных шин; вокруг разнеслось галопирующее эхо ударов колес и оковки о камень, отзвук свиста бича и поток ругательств, хулы и плевков. А испанец все шмыгает и шмыгает носом, вытирая его своей худой, морщинистой и костлявой рукой... Ужасная рука у Паскуаля-и-Эстрибо, даже вожжи, зажатые в ней, толще. А ведь сколько раз сжимал он ее в дружеском рукопожатии. Теперь же эта рука направила колымагу прямо на него, дона Непо... Он вскрикнул... Чуть не проснулся... Что-то огромное и громыхающее катило на него - он отчетливо слышал этот грохот, - постепенно приобретая очертания вахтовая работа в сочи повозки, которая, стремясь настигнуть его, летела, едва не разлетаясь на куски. Колымага неслась на колесах, а может, и не на колесах - казалось, парализованные, они все же вращались с головокружительной быстротой. В вихре искр, словно вырывавшихся из кузнечного горна, невозможно было различить лошадь, гнавшую изо всех сил. Колымага дико подпрыгивала, лопалась упряжь, щелкали рессоры, что-то хрипело... Было похоже на ужасное землетрясение... Дон Непо почувствовал себя беспомощным. Спасения нет: ничего у него не было, кроме велосипеда. Сотнями, тысячами ног он мог нажимать на педали, но они не спасут его от гибели - быть ему раздавленным. Ничего у него не было, ничего, вахтовая работа в сочи кроме велосипеда, который мчался на бешеной скорости, и койка скрипела, и подушка упала на пол, и простыня сбилась на самый край. Надо бы свернуть с дороги на обочину. Но эта мысль мелькнула очень поздно, нет, не поздно... Да, поздно... Вон там, в ущелье, между скалами, Паскуаль-и-Эстрибо с ним покончит. А если бросить велосипед и спрятаться на дне овражка, уж там его не достанет зловещая колымага? Но жаль велосипед, он бросит его только в самом крайнем случае, если погоня настигнет... А пока надо бороться, чего бы это ни стоило... Он двигал ступнями, коленками, плечами и даже головой - в такт колесам, развертывавшим нескончаемый серпантин, в такт педалям, которые вахтовая работа в сочи крутились, будто загипнотизированные, в такт цепи, все время задевавшей щиколотку. Упорно нажимая на педали, он чувствовал, что хрипящее чудовище остается позади. Неожиданно дон Непо затормозил, и ему показалось, что его бросило вперед: он рухнул навзничь и инстинктивно прижал руки к груди. Умоляя, умоляя того, кто хрипел: потише... Дон Непо бросил руль. Мучившая его икота превратилась в джаз, прерывистое дыхание - в жужжание электромиксеров, лязганье его зубов - в звяканье алюминиевой и цинковой посуды в тазу, буги-вуги - в вальс... "Три утра уж наступило"... "Руль!.. Руль!.." - кричал он, не зная, за что ухватиться, как остановить завывающие вентиляторы, которые вахтовая работа в сочи могли перебить ему руки... "Руль!.. Руль!.." - хрипло откликалось эхо. Глаза вытаращены - будто мыльные пузыри вздулись на волосатой физиономии. Грудь наполнена ветром и шумом; он бессознательно двигал ногами по койке, нажимал на все педали, на все педали, на все педали - надо сделать все от него зависящее, чтобы колымага не раздавила велосипед с колесами, так похожими на проволочные западни, круглые мышеловки, где мечутся и попискивают мыши, напоминающие тех, что слышишь порой под скрипучей койкой, где он оставил почти не тронутый завтрак... Теперь роскошная карета - почти триумфальная колесница - следовала за ним. Огромная, точно театр, позолоченная заревом пожаров, вахтовая работа в сочи ров, она мчится по языкам пламени, и несут ее кони - клубы дыма, а в колеснице - мужи и девы, вздымающие знамена, плуги и винтовки... Все меньшее расстояние отделяет его от пламенеющего облака, далеко позади осталась колымага, в которой кроме морщинистого кучера-испанца, клявшего все и вся, ехали Кохубули, замаскированные под Кэйджебулей, индейцы, переодетые игроками в гольф, и сам президент "Платанеры", который, рукой в зеленой перчатке придерживая банановую гроздь, лишенную плодов, подгонял ею пугливо озиравшегося мерина. Настигала... Карета его настигала... Расстояние, разделявшее их, сокращалось на глазах... Настигала... На