ьор президент!. Ищу работу в н новгороде

." Он отходит от окна, волоча ногу, идет

в глубину только что отделанного черным деревом кабинета, еще пахнущего свежей древесиной. На столике, рядом с его письменным столом - из красноватого, цвета мяса, дерева каобы с инкрустациями - раскинулись джунгли телефонов, два ряда телефонов, серебристых, оскалившихся, как зубы огромного хохочущего металлического черепа. Одного звонка достаточно, чтобы открыть огонь по манифестантам, развязать бойню, но _Зверь_ не решается, колеблется - он останавливается перед каждым телефоном. И все, кто прибежал во дворец получить приказ, все, кто окружает его в президентском кабинете, теряют голову, заметив его замешательство, его раздумья, следует или не следует отдать ищу работу в н новгороде приказ огнем и кровью разделаться с забастовщиками и большевиками - лишь приверженцы этой доктрины могут здесь проводить подобные демонстрации! "А к каким методам они прибегают?.. Да, эти методы - так похожи на большевистские! - твердил маленький человечек с голосом цикады, самый страшный из секретарей диктатора. - Одновременное проведение демонстраций на Центральной площади и на соседних улицах - они хотят поразить иностранцев. Они вовлекли в демонстрацию всех прохожих, мужчин и женщин, которые шли по своим делам, и когда те менее всего этого ожидали - их заставили идти посередине улицы, выстроили в колонны. Полиция не успела разогнать колонны, она была захвачена ищу работу в н новгороде врасплох. Не было времени и у кавалерии, которая пыталась преградить путь человеческой лавине, катившейся по площади и подступившей к дворцу". "Ага, значит, это не призраки?" - _Зверь_ круто обернулся, взмахнул рукой и тут же остановился в раздумье. "Нет, сеньор президент, это не призраки, это большевики!" - ответил кто-то из секретарей. Однако министр иностранных дел дипломатически дал понять, что не следовало бы называть демонстрантов большевиками, поскольку государство находится в состоянии войны и официально является союзником России, и что благоразумнее этих демонстрантов следовало бы назвать "наци-фашистами". Такого рода высказывание заставило _Зверя_ сжать ищу работу в н новгороде зубы - ему куда больше по душе были наци, чем большевики. И он приказал заткнуться этому дипломатишке, министру иностранных дел. Адъютанты бросились закрывать окна - испугались, что до президентских ушей донесутся уже не звуки шагов молчаливых призраков, а крики студентов и учителей, требовавших его отставки. "Нет, сеньор президент!..", "Да, господин президент!.." - вконец сбились с толку адъютанты, они вытягивались в струнку, щелкали каблуками, ударяя рукой по кобуре с пистолетом. "Однако чего они просят? Моей отставки?" - рычал _Зверь_. "Нет, сеньор президент!" "Нет, сеньор президент!.." "Надо вступить с ними в переговоры!" - посоветовал министр иностранных дел. ищу работу в н новгороде "Я сам знаю, что должен делать, сукин ты сын!" - рычал _Зверь_, загнанный в угол человеческим морем, расплескавшимся по площади. Он не сказал, что именно... ("Пусть подаст в отставку!.. Пусть подаст в отставку!.. Пусть уходит!.. Пусть уходит!..") И в этот момент он принял решение. Пассажиры, рассказывавшие обо всем этом в Тикисате, не знали, какое решение принял в конце концов диктатор. Говорили о каких-то переменах в политике. Однако не оказалось политических заключенных, которых можно было бы освободить. Диктатор вовсю пользовался своими правами - всех политических заключенных он отправлял только под землю. Эмигранты не желали возвращаться, хотя он распахнул перед ищу работу в н новгороде еред ними двери отчизны. Толковали об отставке министров. Передавали, что некоторые начальники департаментов, имевшие частные кладбища, будут смещены. Толпа уже не только требовала отставки диктатора, но обливала его бранью. А он отсиживался в своей западне, натянув пулезащитный панцирь, вышагивал взад и вперед по кабинету, волоча ногу, с пистолетом на поясе и хлыстом в руке. "Нет, это не призраки, а большевики... большевики!.." - он без конца повторял эти слова, пока не поверил в них сам, и тогда пришло решение: отдать страну в руки "большевиков". По его убеждению, разброд будет настолько велик, что его вновь призовут править страной