сказал бы я. В Работа в москве вакансии помощник

едь у вас, комендант, не на одну места х

ватит... - Прямо-таки арена для боя быков, слава господу богу... - пошутил комендант, погладив круглый живот, обтянутый топорщившимся, как накрахмаленная юбка, широким мундиром; на руке кроваво сверкнул большой перстень с гранатом. - Затевается что-то... - повторил он слова Пьедрасанты, задумчиво вращая бокал с пивом на оцинкованной стойке. Пьедрасанта принес на тарелке ломтики сыра и оливки, по-прежнему не упуская из поля зрения пьянчужку, который сначала взывал к Тобе, а теперь задремал за столиком, усеянным мошками. - Здесь всегда можно узнать много новостей, вам; следовало бы почаще сюда заглядывать. Однако сегодняшняя новость - самая сенсационная. Все эти дни работа в москве вакансии помощник здесь ждали приезда сенатора, но внезапно появилось какое-то начальство из Компании, говорят, он словно с цепи сорвался, чуть не уволил управляющего, а вместе с ним нескольких чиновников. Кто его знает, как из всего этого выпутается управляющий. - Какая-нибудь растрата? - Какая там растрата! У них растраты не в счет, миллионами ворочают. Игра... - Как игра? Игра запрещена законом! - Нет, комендант, речь идет не об этом... речь идет об игре в мяч, которая называется "бассбали", от нее сейчас все голову потеряли. Управляющий - как будто не понимает, что земля уже горит у него под ногами, - распорядился сформировать команду из служащих Компании, разровнять площадку, работа в москве вакансии помощник что рядом с полем, и не знаю, что там еще... А горит-то, действительно горит. Читали листовку?.. Вчера вечером мне подсунули под дверь... Комендант развернул сложенную вчетверо бумажку и замолчал, увидев огромные, кричащие буквы: ВСЕОБЩАЯ ЗАБАСТОВКА... Где-то в мозгу пронеслась фраза: "Происшествий нет, мой майор", - ежедневный рапорт, которым усыпляли его подчиненные. - Никто ничего точно не знает, но то, что об этом заговорили, что-нибудь да значит. Еще пивка? - Подбросьте... маиса индюшке! - А себе я добавлю еще бренди... - И Пьедрасанта, разливая напитки, продолжал свою мысль: - Все это, конечно, заставляет серьезно призадуматься... - В следующий раз налейте работа в москве вакансии помощник мне темного пива, светлое надоело... - Вот оно что, коменданту нравится смена ощущений, и это совершенно правильно, в разнообразии есть особое удовольствие, будь то пиво, будь то бабешки. - Насчет бабешек - не скажу, свеч не хватит для всей процессии, а вот пиво пью для того, чтобы не тянуло на бренди, это моя другая слабость... - Кому что нравится... - А этот листок распространялся в поселке? - В поселке, на плантациях, повсюду, и кажется, здешние... - Кто именно? Давайте уточним. Кто это "здешние"? - Здешние рабочие хотят объединиться с рабочими другого побережья, чтобы забастовка стала всеобщей. Так говорится в листке. - Расстрелять нескольких - и сразу будет работа в москве вакансии помощник порядок... - Да, так до сих пор думали, но вот в Бананере... не знаю, читали ли вы в газетах... кое-кого посадили, а положение не изменилось, пожалуй, даже ухудшилось. Надо видеть их - это люди, готовые умереть. - Гм, дело серьезное, а здесь главарями выступают, вероятно, эти Лусеро... - Напротив. Они будут первыми жертвами. Их считают предателями и изменниками, говорят, что теперь, когда они стали богачами, они хотят примирить все противоречия - потихоньку, постепенно, без насилия, а для агитаторов это значит играть на руку Компании. - Ладно, Пьедрасанта, сколько с меня?.. - Подсчитать я подсчитаю, но выпейте еще чего-нибудь, тем более что вы так редко заходите. работа в москве вакансии помощник ите. Разрешите угостить вас на прощание. - Как говорят ребята, раз вы настаиваете... Последние слова сопровождались столь большим и громким зевком, что их едва можно было расслышать - огромная пасть распахнулась так, что стали видны все зубы и даже гортань. - Сейчас дам сдачи. Ваша пятидолларовая, а с вас... Вот получите, счет дружбе не помеха, комендант. - Бренди, налей-ка мне бренди... - Двойного? - Меня этим не напугаешь... - От пива толстеешь, лучше глоток покрепче... - Но в такую жару, дружище, в наших краях глоток чего-нибудь покрепче - все равно что глоток адского зелья. Учитель, рухнувший на скамью, спал лицом к солнцу, по его щек