желая отомстит Интим работа в москве

ь священнику за то, что он хотел отобрат

ь у нее цветы, она бросила: - Чтобы причаститься... - Причащу я тебя, доченька... причащу... - кротко ответил падре. У него промелькнула мысль: "Что еще могу сделать для этой несчастной души, если уж я поступился своей верой, приняв исповедь лукавого либерала?.. Хотя, впрочем, он не исповедовался!.." Малена, зажав в губах лепесток, ярко-красный, как капелька крови, наклонила голову, чтобы скрыть слезы. Священник, спрятав букет в карман сутаны, поспешно вышел. Малена открыла глаза - увидела пустую цветочную вазу и большущие черные буквы на газетной полосе "АЛЫЕ КАМЕЛИИ"... Пересчитала буквы, даже кавычки... всего тринадцать. Тринадцать знаков... Не подумали об этом интим работа в москве заговорщики... А быть может, подумали и именно поэтому избрали... Роковое число!.. Тринадцать знаков... Шли минуты; она поправила волосы, протерла очки и вышла из директорской. Надо позвонить. Ей казалось, будто в набат она била, а это всего лишь школьный звонок. Появление отряда солдат, который был больше того, что обыскивал церковь, сорвало перемену. Прозвенел колокольчик, и в коридор ворвался радостный гомон девочек, с шумом и гамом выбежали они из классов - и тут же воцарилось молчание. Вовремя успел падре Сантос унести камелии! Солдаты пришли из мужской школы. Обыск. Классы, директорская, квартира директрисы, внутренние дворики, служебные помещения, кухня, интим работа в москве дровяной склад, каждый закоулок, каждый заваленный старым хламом угол - все обшарили. Самый молодой из офицеров, высокий, костлявый, в тщательно начищенных сапогах - отряд этот прислали из столицы, - перед уходом бросил через плечо: - Все эти "учителки" разыгрывают из себя святош, черт знает кого! - Заткнись, не то получишь пулю! - пригрозил ему другой офицер, хватаясь за кобуру. - Какая тварь тебя укусила?.. Не о тебе же говорят... лучше присматривай за поселком, за людьми, за тем, что творится кругом, вот хотя бы за этим кобелем, что бежит там, видишь! И нечего влезать в разговоры настоящих мужчин. - Тс-с-с... слышишь, заткнись, или тебе не жить на свете! - набросился интим работа в москве на него другой офицер, видимо готовый перейти от слов к делу. - А ну-ка, ну-ка! Могу доставить тебе удовольствие, только поспеши, а то весь пыл иссякнет. Должно быть, ты просто индеец... А я все равно буду утверждать, что среди этих "учителок" никогда не бывает смазливых, - ни груди, ни ножек, ничего... - Замолчи же!.. - взмолился другой офицер, злость у него уже прошла. - Как подумаю об этом, так волосы встают дыбом, - подцепил вот... шагу не могу сделать! - Это в тебе хворь говорит. - Да, новая... Только появилась, и вот - извольте... - он передернулся от боли и процедил сквозь зубы: - Не пройдет - пущу себе пулю в лоб. - Не будь идиотом, от этого вылечиваются! интим работа в москве - вмешался молодой и, опасаясь, как бы его товарищ и в самом деле не застрелился, потребовал у него пистолет. - А ежели и не вылечат, то терпи, стисни зубы. В нашем мужском деле без риска не обойдешься... - Откуда ты все это знаешь? - Болею в тридцать третий раз... тридцать третий... только первая не излечивается... зато все остальные уже не страшны. Как ни жаль было офицеру разлучаться с пистолетом, но в конце концов он передал его сержанту, который взамен оружия вручил ему пузатую флягу со спиртом. - Глоточек успокоит боль, мой лейтенант. - Спасибо, сержант... - И прежде чем приложиться к фляге, заорал: - Да будут прокляты все шлюхи и та шлюха, что их породила! интим работа в москве ила! Пропустив первый глоток, он, не отрываясь, высосал всю флягу; тяжело вздохнул, попытался сделать несколько шагов, перегнувшись в поясе и широко расставив ноги. Повозки. Люди верхом на лошадях. Прохожие. Деревья. Ветер. Сеньорита директриса возвратилась в свою "траншею", как она называла письменный стол, и, вместо того чтобы писать, нервно забарабанила карандашом по бумаге - в такт часам, на-тик... на-так... в такт биению пульса, в такт течению времени... на-тик-так, а на бумаге возникали точки и черточки, словно отражение бесконечного ливня, звучавшего в ее ушах. Время от времени она спрашивала себя, не унес ли падре Сантос те